Легенды среди пород

В мире спорта всегда есть свои герои, превосходящие всех остальных и увековеченные в истории как великие мастера своего дела. Каждый владелец сибирских хаски в некоторой степени гордится тем, что эта порода стала достоянием общественности, однако отдельной похвалы заслуживают те немногие первопроходцы, которые сыграли важную роль в становлении породы и помогли этим благородным животным занять своё место в мире собак.

Здесь изложены истории успеха людей, которые вместе со своими преданными питомцами прошли долгий и тяжелый путь к вершинам славы и чей вклад в становлении пород поистине бесценен.

ЛЕОНАРД СЕППАЛА

Леонард Сеппала родился в норвежском городке Шервёй и прожил долгую, яркую жизнь, став легендой своего времени. Его вклад в развитие породы, возможно, был больше, чем чей-либо другой, благодаря ему сибирские хаски растопили сердца любителей собак и собачьих гонок в упряжках. Сегодня, спустя почти полвека, его героические труды и участие в Гонке Милосердия, стали частью истории, свет которой не меркнет до сих пор.

В 1914 году Сеппала эмигрировал на Аляску и заинтересовался собачьими бегами в упряжке. Как у выдающегося норвежского лыжника, у него был опыт ведения погрузочно-разгрузочных команд по золотым склонам Аляски и двухсторонней перевозки припасов, прибывающих из Нома по железной дороге. Его первые сибирские хаски, которых он завел за год до отъезда, приняли этот вызов. Сеппала решил задействовать собак в бегах, где их умения и способности ясно указывали на лидеров гонки.

Этих собак ему предоставил его друг, Хафет Линдерберг. Линдерберг, в свою очередь, намеревался передать их Руалю Амудсену, готовящемуся к экспедиции на Аляску, а Сеппала должен был тренировать собак для этой поездки. Начавшаяся в том же году Первая мировая война нарушила их планы, и Сеппала придумал делать ставки на этих собаках в тотализаторах.

Его первый опыт обернулся сплошным разочарованием. Ему пришлось сняться с гонок после серии неудач, таких как стёртые лапы нескольких собак, обморожения, снежные заносы и тот случай на тропе, чуть было не ставший несчастным. На самом деле такой фальстарт только придал ему уверенности и решимости вернуться и добиться успеха. Он преуспел уже на следующий год! Победа была сладкой вдвойне: его будущая жена, Констанция, была королевой тотализаторов по всей Аляске. Они поженились, и позже у них родилась дочь, которую назвали Сигрид.

Сеппала не стал останавливаться на достигнутом и продолжил участие в гонках в 1916 и 1917 годах. Он утверждал, что гордость за своих роскошных собак, пересекающих финишную черту, была его лучшей наградой.

Все победы на аляскинских гонках были получены благодаря таким собакам, как Борден Гандикап, Борден Марафонец, Рубин Дерби и Юкон Дерби. Развитие собственной собачьей команды, пока он получал победы на гонках, было для него не меньшим удовольствием. Как раз в то время у Сеппалы появился Того, его самый знаменитый пёс, прославивший эту породу. Сеппала и его команда во главе с Того выигрывали одну гонку за другой, занимались спасательными работами в шахтах и лесных посёлках, чем заработали себе безупречную репутацию.

Но настоящая дружба с его четвероногим напарником наступила в 1925 году, когда они приняли участие в Гонке Милосердия. Разбушевавшаяся эпидемия дифтерии косила всех на своем пути. В этой гонке приняли участие многие заводчики, её маршрут пролегал между Номом и Ненаной и растягивался более чем на тысячу километров. Однако именно Леонард Сеппала показал силу и выносливость, преодолев в упряжке самые трудные участки пути.

За свой вклад Сеппала был награждён сенатором Вашингтона, включившим сводку о проведении Гонки Милосердия в отчёт Конгресса США. Спортсмен Лоуэлл Томас преподнёс ему ещё одну награду на банкете аляскинского пресс-клуба в 1961 году, сказав, что весь мир следил за Аляской и человеком, совершившим последний рывок до Нома и проехавшим в упряжке всего пару километров, в то время как все другие участники гонки проехали около 90 километров.

Сеппала также был награждён сертификатом, подписанным губернатором Боне, за его неоценимый вклад в борьбу с эпидемией дифтерии в Номе. Сертификат гласил: «От имени всех жителей Аляски настоящим официально благодарю и выражаю признательность Леонарду Сеппале за его самоотверженный подвиг, которым он ответил на призыв человечества на облегчение доставки лекарств от дифтерии на собачьих упряжках в период с января по февраль 1925 года. Его быстрая реакция в суровейших погодных условиях утвердила его в качестве настоящего аляскинца, чья помощь никогда не будет забыта соотечественниками. Я скрепляю данный документ своей подписью и печатью территории Аляски, в столице Джуно, 4-го марта 1925 года от Рождества Христова. Губернатор Скотт Боне».

В 1927 году Сеппалу пригласили поучаствовать в гонке на собачьих упряжках в Нью-Гемпшире. И он не только успешно завершил её, но и заодно побил все рекорды Нью-Гемпшира и Канады. Он очень многое сделал, чтобы привить любовь людей к породе хаски, а также внес вклад в её невероятную популярность, вступив в Американский клуб собаководства. Ключевые родословные и по сей день уходят корнями к их предкам, представленным ещё в 1920-х годах.

В 1948 году Сеппала перебрался в Сиэтл, штат Вашингтон, и прожил там до самой смерти, которая наступила в 1967 году из-за инсульта. Нет лучшего описания личности человека, чем то, которое он дал сам. Когда у него поинтересовались, какая его награда была самой великой, он не стал вспоминать ни деньги, полученные им за победы, ни скоростные рекорды на трассах, ни даже грамоты, которые ему вручали. Он просто сказал, что для него не было ничего лучше в мире, чем то влияние, оказанное им на историю породы этой ездовой собаки.

Не удивительно, что его имя стало синонимом величия, силы и напрямую ассоциировалось с породой сибирских хаски.

Артур Тредвел Уолден и Чинук

Артур Тредвел Уолден покинул свой дом в Нью-Гэмпшире и отправился на золотые месторождения Аляски в 1896 году. Он не столько хотел разбогатеть, сколько показать, что можно использовать местных собак для перевозки саней с грузами и припасами. Его работа в этом направлении принесла ему известность: он стал самым знаменитым погонщиком собак на Аляске.

Его популярность только росла, когда он написал книгу под названием «Юконский погонщик собак», где описывается жизнь и служба грузовых собак Аляски. Позже он воспитывал и тренировал собак для экспедиции адмирала Бёрда, тренировки проходили в питомнике «Чинук» в местечке Воналансет, штат Нью-Гэмпшир. Именно в «Чинуке» Мильтон и Ева (коротышка Сили) познакомились с этой породой. Потом они приобрели питомник и заменили Уолдена, а коротышка Сили до сих пор стоит там у руля. Милтон и Ева с готовностью согласились помогать в тренировках собак перед экспедицией. Уолден был уверен: собачья команда способна сделать больше своими собственными силами, чем любая другая, и он делал всё, чтобы доказать это.

Его самой знаменитой собакой был Чинук, в честь него был назван питомник, который и по сей день носит это имя. Уолден вспоминает: «Чинук был моей лучшей собакой: крупный полукровный хаски с реки Маккензи. Я нашел его в Досоне в 1898 году. Его хозяин не просил за него денег, но взял три мешка муки по 60 долларов за каждый и два мешка овсяных хлопьев. В общем, получилось что-то около двухсот долларов. Он клялся, что Чинук может нести тяжелые грузы, какие не может нести ни одна собака в Юконе. Прощаясь, он плакал. Плакал и нёс свои мешки». Уолден не мог поверить в свою удачу.

Милтон и Ева Сили

Коротышка Сили заслуживает титула матриарха породы. В 1971 году она отметила 80-летний юбилей, и полвека, которые она потратила на эту породу, развиваемую ею всё в том же Воналансете, штат Нью-Гэмпшир, в знаменитых на весь мир питомниках «Чинук». Слово «чинук» пошло от вожака стаи Артура, который выиграл первое международное соревнование между Канадой и США. Прошло оно в нью-гэмпширском Берлине в 1922 году. В конце концов, Сили выкупили у Уолдена питомник, и интересом к ездовым собакам и гонкам в упряжке мы обязаны им, а фанаты сибирских хаски просто должны быть им бесконечно благодарны.

Ева Брунель Сили, известная как коротышка Сили, родилась и жила в Вустере, штат Массачусетс, и собиралась посвятить свою жизнь преподаванию. В 1922 году она стала спортивным директором школы Банкрофт в Вустере. Там она познакомилась с гениальным химиком Милтоном, который тоже там работал. В мае 1924 года они поженились. На свой медовый месяц они отправились в Новую Англию, где покоряли горы. Там они впервые и увидели Артура Уолдена и его собак. Не успело их путешествие закончиться, а они уже заказали щенка от следующего чинкукского помёта и признались, что эта порода их сильно зацепила.

В 1928 году из-за проблем Милтона со здоровьем они переехали в Воналансет, там они приняли активное участие в воспитании собак «Чинука». Они проводили интенсивные тренировки перед тем, как отправить собак в экспедицию адмирала Бёрда.

Милтон сразу понял, что собакам нужен был особенный корм для того, чтобы им было легче противостоять тяжёлым условиям севера, для разработки диеты он собрал все свои знания химии. Его рецептура не была запатентована, но она, несомненно, используется по сей день для создания лучших собачьих кормов.

Артур Уолден тоже участвовал в экспедиции Бёрда и взял с собой Чинука. К несчастью, Чинук не вернулся. Ева и Милтон помогали содержать питомник, пока Артур был в Антарктике. Первой же зимой, проведённой там, Ева навсегда привязалась к бегам и ездовым собакам.

Когда они впервые приехали в «Чинук», их внимание привлекла сука сибирского хаски, Тото. Её отцом был Того, легендарный пёс Леонарда Сеппалы. Они взяли её на время и повязали с Таком, голубоглазым чёрно-белым вожаком, чьи владельцем был Уолтер Ченнинг. В помёте Тото была всего одна девочка, которую Сили назвали Танта Аляска. Сили добились, чтобы Американский клуб собаководов одобрил её участие в чемпионате. На первой же выставке, прошедшей в Манчестере, штат Нью-Гэмпшир, она стала лучшим представителем породы, оставив позади девять кобелей!

Коротышка Сили получает награды за свой неимоверный вклад в развитие породы сибирских хаски и аляскинских маламутов: годы её труда не прошли даром. Джуди Розмарин и Си Голдберг держат ещё два значка, увековечивающие её достижения. Вернувшись из экспедиции Бёрда, Артур Уолден продал свою долю питомника Еве и Милтону. Они построили несколько новых на том же месте, а в 1932 году въехали туда, после пожара в их доме. Позже всё это станет музейной реликвией. Танту повязали с Дюком, кобелём из родословной Сеппалы. Того Аляска вместе с ещё шестью щенками помёта был куплен Моусли Тейлором, который определил их в команду своей жены, Ломы. Лома Демидофф тоже сделала очень много для развития породы, она по сей день катается в упряжке. Её подвиги тоже описаны в этой главе.

Адмирал Бёрд снарядил ещё три экспедиции, и в каждой из них его сопровождали собаки из «Чинука»: он дружил с семьёй Сили. Тогда они заинтересовались породой аляскинский маламут, и регистрация породы и её признание Американским клубом собаководов было их заслугой. В 1932 году Ева привезла команду маламутов на Олимпийские игры в Лейк-Плейсид, где на них обратили ещё большее внимание. Вторую чинукскую команду вместе с Тантой Аляской вёл Норман Воан.

В 1942 году разразилась Вторая мировая война, и служебные собаки проходили обучение в «Чинуке». Прошедших тренировки животных задействовали в поисковых и спасательных операциях. Многие из них были предоставлены членами клуба ездовых собак Новой Англии, некоторые продолжили обучение в лагере Римини в Монтане.

Деятельность Милтона и Евы была тесно связана с клубом ездовых собак: она много лет проработала там секретарём, а он был президентом и членом исполнительного комитета. Позже они стали почётными членами клуба. Как-то раз им пришла в голову мысль, что можно привлечь интерес детей к ездовым собакам. Так у «взрослого» клуба появился филиал, и он успешно функционирует до сих пор, а количество соревнующихся команд достигло шестидесяти.

В 1937 году Ева организовала лигу пород и ввела стандарт пород. Организацией встречи, прошедшей 19 апреля 1939 года в Кэмбридже, штат Массачусетс, занялся Дин Джексон. На собрании была заложена конституция и стандарт, а среди приглашённых была Лола Демидофф, Ричард Маултон, Милли Ремик, Дин Джексон (ну, разумеется) и, конечно, сама коротышка Сили. Она отвечала почти за всё в клубе и в 1963 году получила там пожизненное членство.

Милтон Сили умер в 1944 году, а Ева продолжает ухаживать за питомником, ей помогают молодые волонтёры, которые обеспечили «Чинкуку» репутацию знаменитого места, привлекающего туристов и любителей собак со всего мира.

Интересы Евы не ограничиваются собаками. Много лет она работала на республиканскую партию, и среди её друзей есть конгрессмены, сенаторы, губернаторы и даже президенты. К этой главе прилагается письмо, написанное президентом Ричардом Никсоном по случаю её восьмидесятилетнего юбилея.

В октябре 1971 года в честь Евы был проведён обед, на котором праздновали её юбилей и вспоминали её успехи в достижении собственной мечты. Среди упомянутого были её успехи в развитии пород сибирских хаски и аляскинских маламутов, организация клуба собаководов Новой Англии, победа суки сибирского хаски на выставке, военная награда от президента Эйзенхауэра, вручённая единственной в мире женщине, ей, и награда от адмирала Бёрда за её ценные советы. Сводка об этом обеде была включена Норрисом Коттоном в отчёт Конгресса США от 29 октября 1972 года.

ВАШИНГТОН БЕЛЫЙ ДОМ

5 октября 1971 года
«Уважаемая г-жа Сили, В Ваш восьмидесятый день рождения я рад присоединиться к поздравлениям всех Ваших друзей и хочу пожелать Вам счастья и радости всему тому, что произошло с Вами за Вашу долгую и активную жизнь. Оглянитесь на полвека назад, вспомните, как много Вы сделали для становления пород ездовых собак: Вам есть, чем гордиться. Ваше содействие в развитии пород сибирских хаски и аляскинских маламутов расценивается как особо ценный вклад в сохранении наследия коренных народов американского севера и Сибири. Я присоединяюсь к бесчисленному числу наших граждан, которые ценят то, что Вы делаете, и желают Вам всего самого лучшего на долгие годы.»
Искренне Ваш, Ричард Никсон

Продается кобель по кличке Филя

Возможны различные условия


Husky Haven on the sand